Святые

Эта запись также доступна на: Украинский, Английский

■ В сер. XVIII в. во Флоровском монастыре начала свой монашеский путь прп. Александра Дивеевская (†1789), в миру Агафия Семеновна Мельгунова – основательница Серафимо-Дивеевского женского монастыря в России. Родом из нижегородских дворян, рано овдовевшая рязанская помещица Агафия приехала с 3-хлетней дочерью в Киев, где приняла тайный постриг и удостоилась видения Пресвятой Богородицы, Которая велела Мельгуновой идти странствовать на север России и на указанном свыше месте основать «4-й удел» (после Грузии, Афона, Киева) Божией Матери. Таким местом стало с. Дивеево, где прп. Александра основала женскую общину, взятую позже под опеку прп. Серафимом Саровским – иноком соседней Саровской пустыни.

■ В 1-й пол. XIX в. в монастыре окончила свой земной путь прп. Елена Киево-Флоровская, в миру Екатерина Алексеевна Бехтеева. Она родилась в 1756 г. в знатной семье в г. Задонске. Другом Бехтеевых был свт. Тихон Задонский (†1783), общение с которым повлияло на желание юной Екатерины избрать монашество. В 1774 г. девушка тайно ушла в Воронежский женский монастырь. Генерал Алексей Бехтеев сумел отыскать дочь, но, вняв словам игумении, которую юная подвижница попросила о покровительстве, – простил Екатерину и принял ее выбор. Когда вещи почившего свт. Тихона раздавали, по завещанию, беднякам, инокине Елене (при ее усердных молитвах) достался гроб, не использованный при погребении владыки (приготовленный самим архипастырем, он не вместил его тело в полном архиерейском облачении). Видя особое благочестие м. Елены, к ней за советами о духовной жизни начали обращаться миряне. Это вызвало зависть игумении, и она, оклеветав м. Елену, добилась изгнания ее из монастыря. Укрепляя подвижницу, ей явился во сне свт. Тихон и обещал: «Я тебя за твою потерю вознагражу утешением, которого не ожидаешь». Чтобы поддержать невинную страдалицу, вместе с ней покинула обитель близкая ей инокиня Евгения. Духовные сестры сняли жилье близ Киева и ежедневно посещали Киево-Печерскую Лавру. Когда истек предусмотренный законом срок изгнания за мнимые проступки, сестры приобрели келью во Флоровской обители, но лаврский старец Михаил не благословил поселяться там, сказав, что эта келья неудобна. Пожар на Подоле 1811 г. погубил эту келью и подтвердил пророчество старца. Из-за слухов, что монастырь восстанавливаться не будет, сестры ушли в Воронеж, но, получив известия о восстановлении обители и приглашение в нее, вернулись в Киев и привезли с собой гроб свт. Тихона. По прошествии времени новая келья сестер сгорела, и им вновь довелось снять жилье за городом. Однажды в Лавре м. Елену встретил знакомый ей знатный житель Воронежа. Он уговорил Киевского митрополита Серапиона помочь двум инокиням получить новую келью в монастыре. Но прямым исполнителем просьбы стал уже преемник владыки Серапиона – митрополит Евгений (Болховитинов), дальний родственник м. Елены. Так окончились многолетние испытания – клевета, скитания, нищета, голод, жизнь вдали от желанных обителей, – все, что подвижница претерпела со смирением и верой. В 1834 г. прп. Елена почила. Согласно завещанию, ее похоронили во гробе свт. Тихона. Этот примечательный факт был указан в эпитафии на надгробной плите. В 1890 г. со слов флоровской старицы-инокини Евгении Ткачевой было составлено и издано жизнеописание прп. Елены (недавно опубликованы и дополнительные данные о подвижнице). В 1913 г. над могилой прп. Елены установили застекленную сень. Память подвижницы почиталась служением заказных панихид. На стыке 80-90-х гг. ХХ в. внутри сени была установлена икона прп. Елены письма Алексея Суровикина. В 2009 г. мощи прп. Елены обретены и перенесены в Вознесенский собор монастыря. 9 июля 2009 г. Свящ. Синод УПЦ принял решение о канонизации прп. Елены, 17 авг. того же года мощи подвижницы были обретены и перенесены в Вознесенский собор монастыря, 8 окт. состоялось ее торжественное прославление в лике святых.